Начиная с февраля текущего года, произошли существенные изменения в сфере закупок. В ответ на западные санкции Россия ввела свои. Одно из главных нововведений — это отказ от иностранного ПО на объектах критической информационной инфраструктуры. С 31 марта текущего года заказчикам по 223-ФЗ запрещено покупать иностранное ПО для таких объектов, а с 1 января 2025 года текущего года все заказчики, включая госорганы и госкомпании, не смогут его использовать. Насколько это реально и сможет ли Россия "импортозаместить" иностранный софт, рассказывает директор по спецпроектам группы электронных площадок OTC.ru Сергей Сердюков.

Под КИИ мы подразумеваем информационные системы, автоматизированные системы управления и телекоммуникационные сети, которые важны для работы жизненно важных сфер: здравоохранения, промышленности, связи, транспорта, энергетики, финансового сектора и городского хозяйства. Запрет с 31 марта на покупку иностранного ПО на этих объектах ввели для тех, кто работает по 223-ФЗ. Важно отметить, что есть и исключения — это организации с муниципальным участием. Также покупка ПО будет возможна, если заказчик получит специальное разрешение. Но пока данная процедура только в разработке, и мы не знаем, насколько сложным будет процесс получения такого документа.

Глобальная задача уже стоит — полностью перейти на отечественные продукты до 2025 года. Использовать иностранное ПО на объектах КИИ будет запрещено заказчикам как по 44-ФЗ — госорганам и госучреждениям, так и по 223-ФЗ — госкомпаниям и госкорпорациям. Обращу внимание, что госзаказчиков (44-ФЗ) уже давно обязали давать преференции отечественным производителям. Постановление Правительства РФ от 16.11.2015 N 1236 устанавливает запрет на допуск иностранного ПО к госзакупкам. Что это значит? Заказчик, закупающий ПО для государственных и муниципальных нужд, должен выбрать продукт из отечественного реестра ПО — это список доверенных российских программ, за который отвечает Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ. Также есть возможность выбрать продукт из реестра евразийского ПО. Есть и исключения, когда все-таки иностранное ПО госзаказчик может купить:

  • если такого ПО нет в вышеперечисленных реестрах;
  • если предлагаемый продукт не подходит по характеристикам заказчику.

К чему приведет отказ от иностранного ПО в сфере закупок

Можно сказать, что для сферы госзаказа новые запреты формально ничего не поменяли, им и так уже в большинстве случаев пришлось использовать отечественный софт. А вот заказчикам по 233-ФЗ будет проблематично отказаться от иностранных продуктов, особенно "Газпрому" и "Росатому", их производственный процесс очень сильно завязан на иностранном ПО.

Но все же стоит понимать, что на практике в госзаказе дело обстоит иначе. Отечественные поставщики также завязаны на импорте и не готовы к рискам. По данным "РТС-тендер", из-за ухода зарубежных вендоров и нарушения логистики с начала года в России не состоялось 9,5 тысяч госзакупок в области технологий на 27 млрд руб. Сумма несостоявшихся закупок год к году выросла на 56%. Поставщики опасаются проблем с ввозом оборудования и рисков непредсказуемого роста себестоимости проектов.

Многие рассуждают: почему бы нам не сделать свой интернет? Но по щелчку пальца ничего не делается. Это достаточно объемная, долгая и дорогая работа. К сожалению, в сфере ПО такая же ситуация. За 20 лет бездействия мы не создали достаточное количество внятных аналогов иностранному софту для нашего бизнеса, и за два года наверстать упущенное будет трудно.

Что можно "импортозаместить", а что нет

Госзаказчики по причине принятых постановлений уже давно ориентируются на отечественный продукт. К примеру, активно используются российские программы для межведомственного взаимодействия — это проекты НПО "Криста", группы компаний "Кодекс", "БФТ-Холдинга". В школах начинают переходить на Linux. Госорганы и другие бюджетные учреждения активно пользуются антивирусом "Касперского". Для документооборота у нас есть "Диадок" и "Астрал.ЭДО". Думаю, что заказчики по 223-ФЗ смогут перейти на эти продукты до 2025 года.

Более болезненным станет переход на отечественное ПО в сфере промышленности, энергетики, транспорта. Большинство производственных процессов были адаптированы под иностранное ПО.

Необходимо в кратчайшие сроки разработать аналогичное решение с теми же самыми функциями, внедрить, протестировать, стандартизировать и применить. Думаю, что здесь мы столкнемся с основными проблемами. И два года — это довольно короткий срок для таких глобальных проектов. Уход SAP и Oracle — больная тема для российских компаний. Некоторые эксперты заявляют, что аналогичные IT-решения на российском рынке уже есть, но процесс их внедрения в производство будет стоить миллиарды рублей.

Также мы видим попытки "импортозаместить" запрещенные соцсети, по пока они остаются неудачными. С точки зрения бизнес-дискуссий, VK не способен заместить FB (запрещенная в России экстремистская организация). С точки зрения развития малого предпринимательства, VK, а уж тем более "Россграм", пока не может заменить Instagram (запрещенная в России экстремистская организация). Надеюсь, что российский рынок сможет представить достойные аналоги или власти снимут запрет.

Есть ли у российских компаний способы обойти запреты

С одной стороны — мы ограничиваем, с другой — нас. Если рассматривать первый вариант, то здесь можно найти решения. Мы видим, что Россия вводит и параллельный импорт, чтобы избежать дефицита товаров, и активно говорит о национализации, также в запретах всегда есть исключения — небольшие лазейки. Другой вопрос, что будет законным, а что нет. Также стоит рассматривать возможность отмены некоторых санкций, принятых нашим правительством.

Если мы говорим о западных санкциях, то тут можно не надеяться. Несмотря на финансовые потери, западные компании не позволят россиянам в обход санкциям получить доступ к ограниченным продуктам. В общей экономике мира Россия занимает лишь 2,5%, нам никто не будет сопереживать. Западным компаниям важнее сохранить свою репутацию. Поэтому стоит сосредоточиться на разработке своих решений. В приоритете сейчас будут ERP-системы, пока здесь нет равных SAP и Oracle. Кроме того, необходимо активно развивать банковские технологии, учитывая санкции, Сбер уже активно ведет эту работу. Также будут востребованы аналоги проекта "Безопасный город". Система распознавания лиц будет активно внедряться во всех регионах. Думаю, что нас ждет новый цифровой порядок.

Подведу итог: вероятно, некоторые продукты нам удастся "импортозаместить". Дело за разработкой не встанет. Скорее всего, проблемы будут в согласовании, регламентировании процессов и их внедрении. Мало создать, нужно еще протестировать и внедрить. А для больших компаний, работающих по 223-ФЗ, — это долгий и болезненный процесс. Два года для перехода на отечественное ПО — это слишком малый срок.

Автор: Сер­гей Сер­дю­ков, ди­рек­тор по спец­проек­там груп­пы элек­трон­ных пло­щадок OTC.ru.

Источник: Comnews.